Концентрация за рулем

Алексей Шмелев, журналист

Сколь важна такая простая в сущности вещь, как концентрация за рулем, я усвоил прямо с детства.

В тот день мы с моими товарищами, учащимися 9 класса «Б» средней школы №151 города N, задумали праздник. Друг Александр и друг Антон совершили настоящий подвиг и насобирали по дворам целых два пакета стеклотары. Вырученных от ее сдачи денег по всем расчетам должно было хватить на двухлитровую банку разливного пива, каковой объем и был потребен для организации разнузданной вечеринки для трех неокрепших подростковых организмов.

В почетную миссию обмена стекла на деньги снарядили меня. Во-первых, поскольку я не принимал участия в героическом собирании тары по дворам, а во-вторых, поскольку среди всех трех участников концессии именно я был наделен, как считалось, наибольшей ответственностью и велосипедом марки «Салют». Повесив пакеты с бутылками на руль, я отправился в путь. Ехать было недалеко – пару кварталов по тому, что в то время в городе N называли асфальтом.

До точки оставалось всего ничего – не больше двух сотен метров. Путешествие, вероятно, закончилось бы прогнозируемой победой, если бы кой-то черт не дернул в тот самый момент появиться из подъезда коричневого двухэтажного барака справа одноклассницу Валю. Около секунды у меня ушло на то, чтоб осознать ее явление. Еще столько же я раздумывал над тем, как бы эффектней приосаниться и сделать лицо покирпичее. Ну а на третьей секунде произошла та самая роковая встреча – переднего колеса велосипеда «Салют» и крупного обломка силикатного кирпича безымянного авторства.

Стоит ли говорить, чего стоила мне двухсекундная потеря концентрации? Два пакета с помолотой в крошку стеклотарой – это полбеды. А несостоявшийся праздник? А молчаливый укор друзей Антона и Александра? А феерический обвал курса моих акций в глазах одноклассницы Вали – единственной свидетельницы эпического падения? Нет, все эти душевные муки не передать словами.

И помню как сейчас, ровно в тот момент я пообещал себе никогда больше не отвлекаться на всякую дурь во время вождения.

Разумеется, я соврал. С тех пор я проехал за рулем уже не велосипеда, а автомобиля многие сотни тысяч километров. И регулярно попадал в ситуации, когда мне приходилось корить себя самого за отсутствие должной концентрации.

Вот, например. Как-то раз мне нужно было доехать одним марш-броском из Екатеринбурга в Нижний Новгород. Врожденная тяга к смелым экспериментам заставила меня ехать не классическим «дальнобойным» маршрутом через Челябинск–Казань, а через север, Пермь–Киров. Неплохой вариант, если не считать 50-километрового участка на границе Пермского края и Кировской области. Дорога там представляет собой некое подобие танкового полигона, на преодоление этого вшивого участка суши уходит порядка 2,5 часов. И, что еще хуже, неизмеримая куча нервов и сил.

В итоге к перегону Шахунья–Нижний Новгород я подъехал в несколько блаженном состоянии. Классная, кстати, трасса – шикарного асфальта двухполоска с редкими машинами и поворотами. Был вечер, солнце садилось за горизонт где-то прямо и правее, цель казалась близкой как никогда.

Уже сейчас, вспоминая этот перегон, я понимаю, что именно должно было меня насторожить. Мое поле зрения постепенно сужалось – как в конце старых фильмов, когда экран заполнялся черным, оставляя все меньший и меньший круг с картинкой в центре. Передо мной была только дорога – а все остальное как будто перестало существовать. Позже я выяснил: штука эта называется «дорожным гипнозом », человек, попавший под него, не замечает ничего, кроме трассы собственно перед собой.

Где-то за десять минут до этого в похожее состояние попал, судя по всему, водитель «Газели», «таксовавший» между двумя деревнями и делавший, как позже выяснилось, далеко не первую «ходку» за день. И выпивший перед рейсом, как позже выяснилось, далеко не первую стопку за день. На скорости около 60 км/ч он «залип», после чего оказался в ближайшем кювете. Со всеми своими 12 пассажирами, ни один из которых, разумеется, не был пристегнут – да и было бы чем. Кое-как очнувшиеся люди вылезли из перевернувшейся маршрутки и побрели в состоянии шока, куда не глядят глаза. А глаза одного из них не глядели на трассу Шахунья–Нижний Новгород, по которой к тому моменту со скоростью 120 км/ч ехал мой автомобиль с загипнотизированным водителем за рулем.

Неловкой и потенциально уголовного оттенка встрече помешало насекомое. Когда до минуты Х оставалось метров 200, залетевший до этого в приоткрытое окно комар, видимо, испытал острое чувство голода. Не стесняясь, он укусил (ужалил? уколол?) меня в ту самую точку посреди задней части шеи, нажатие на которую обычно провоцирует легкую судорогу и задирание подбородка вверх. В этот самый момент «туннель» перед глазами «разъехался» и я увидел, что ровно перед моей машиной какой-то человек с окровавленным лицом делает шаг на проезжую часть из кустов справа.

Мне повезло, у меня были хорошие учителя, занимавшиеся преподаванием контраварийной подготовки. Я успел объехать человека, не «потерять» машину у левой обочины, вернуться на свою полосу и затормозить.

К моменту полной остановки я весь покрылся дурацким липким потом. Несколько минут я сидел в машине, отказываясь верить, как так случилось: человек появился передо мной из ниоткуда. А потом пришло понимание.

После этого я, разумеется, в очередной раз пообещал себе никогда не терять концентрацию за рулем. И, конечно, много раз нарушил это обещание – переключая треки в «музыке», набирая «эсэмэски», разглядывая соседей по потоку.

Но никогда больше (тьфу-тьфу) я не позволял себе «залипать» на трассе. Часовой сон, пробежка вокруг машины, банка энергетического напитка – что угодно, но не превращаться в робота.

Слишком дорого все это может стоить.

Источник: ne-spat.cars.ru

contador de visitas счетчик посещений
Яндекс.Метрика